Открытие по зайцу или как мы снимали кино

Раннее утро третьего ноября. Колонна из двух автомобилей, битком набитая охотниками, среди которых члены съемочной группы канала «Славная охота», эксперт-кинолог международной категории Александр Турок и я – корреспондент газеты “Паляўнічы і рыбалоў”- мчалась на юг Беларуси в угодья РГОО “БООР”, куда местные охотники пригласили нас на открытие охоты на пушного зверя (читай – на зайца).

“Мы покажем вам настоящую охоту на русака, а не “это ваше”, – шутили они. И, забегая далеко вперед, замечу – им это вполне удалось.

Особенность этой охоты была в том, что в качестве общей главной задачи стояло не пострелять и по возможности добыть зверя и не выпить “на кровях”, а снять сюжеты для фильма про охоту на зайца в Беларуси.

Поэтому самым главным и отчасти “привилегированным классом” был оператор Константин, которому буквально с рук, в режиме “нон стоп” приходилось все снимать.

Я не первый раз вижу как снимается охотничье кино но впервые видел съемку настоящей охоты без единого постановочного кадра. А то знаете, как это иногда бывает: снято несколько выстрелов из выгодного положения, потом снято несколько тушек зверей, добытых неизвестно где, неизвестно кем и неизвестно когда затем все это склеивается на монтажном столе, озвучивается тревожной музыкой и словами ведущего – и готово. Так, к сожалению, делают очень многие.

Здесь же было все иначе. Впрочем, я сейчас расскажу, как именно это было.

По настоянию местных охотников – братьев Киш: Василия, Юрия, Игоря и Михаила (да-да все они родные братья и все охотники!) которые взяли на себя роль организаторов и руководителей охоты, на зайца решили устроить облаву. Они называли это “загонкой”, но по сути это была облава.

Выбирался участок сельхозугодий, все семеро участников охоты выстраивались цепью с дистанцией между стрелками 35-40 метров, затем цепь начинала неторопливо двигаться.

С нами были три собаки: немецкий курцхаар, немецкий дратхаар и итальянский спиноне, роль которых сводилась к тому, чтобы обыскивать местность перед цепью стрелков и поднимать зайцев с лежки.

Впрочем, нужно отметит, что собаки, которые привыкли охотиться на птицу, были в полнейшем недоумении: то тут, то там поднимались стаи куропаток, на которых стрелки не обращали никакого внимания. Дратхаарша А. Турка по кличке Мотя даже начала по этому  поводу кричать что-то обидное обернувшись в сторону стрелков.

Ну а не обращали внимания на куропаток мы по той причине, что приехали мы за зайцем и путевки у нас были выписаны только по пушному зверю.

Но не буду забегать вперед. Начну с самого начала. Собрались мы у первой карты, развернулись в цепь и, стараясь держать строй, пошли вперед. Руководитель охоты предупредил всех о том, что “челночить” и “перебирать траву” предстоит не только собакам, но и всем участникам охоты. Дело в том, что заяц в угодьях держался еще молодой, и ко дню открытия охоты еще “не настёганный” охотниками, поэтому сдвинуть с лежки его было очень непросто. И когда заяц все-таки поднимался, то всегда прямо из-под ног стрелков.

Двигаться челноком по переплетенным сухим стеблям бурьяна было очень сложно, в голенища резиновых сапог тут же насыпались какие-то острые стручки и семена. Но тут раздался первый крик охотника: “Заяц”! И секунд через 5 последовал выстрел…

Как я писал выше, особенность этой охоты была в том, что снимался документальный фильм. Все работали на оператора и поэтому было уговорено, что каждого выскочившего зайца сопровождать окриком: “Заяц!”, дать ему пробежаться от 3 до 5 секунд и лишь затем стрелять. Это нужно было для того, чтобы оператор успел включить камеру, направить её в сторону окрика и поймать в видоискатель охотника и зайца.

Первый зверек, перевернувшись через голову, шлепнулся в бурьян, потом вскочил, отбежал метров на 20 и затаился, причем стрелок заметил, где именно.

-Подранок, — крикнул он мне, — веди свою собаку, она же зайца еще не видела – вот и пусть познакомится.

Я свистком подозвал Айку – двухгодовалую суку итальянского спиноне – и выставил её так, чтобы ветерок от зайца дул прямо в её большой каштановый нос, а потом отпустил собаку. Она сделала классическую легашачью потяжку и задрав нос вверх, стала медленным и нужно отметить – не очень уверенным шагом — приближаться к зайцу. Собака шла прямо к косому все быстрее, пока, ко всеобщему дружному смеху, не наступила (!) на него! Подранок дёрнулся, собака шарахнулась в сторону.

Прямо скажем, первое знакомство с зайцем сложилось у моей собаки не самым удачным образом.

Затем подранка быстро и безболезненно добрали. Меня удивило то, что не прошло и 15 минут с начала охоты, как первый зверь был взят. Начало совсем неплохое!

Еще всех обрадовал тот факт, что на голову именно стрелявшего по зайцу охотника была прикреплена так называемая экшен-камера – напоминающая ту, что вешают в качестве видиорегистратора на лобовик автомобиля. И судя по всему, эпизод с подъемом и отстрелом первого же зайца был снят во всех подробностях.

Вторая облава была устроена таким образом, что по её завершению мы подошли к оставленным автомобилям, это мне было на руку – я забыл очки в салоне. После того как я их надел, окружающее сразу же обрело резкость и заиграло яркими осенними красками. «Теперь-то ты от меня не скроешься, косой», — подумал я. Но у проведения в этот день были свои планы и на меня, и на зайцев.

Следующая облава по зарослям масляничной редьки принесла сразу два трофея, причем оба были добыты Дмитрием Рудяком – ведущим охотничьей передачи и им же прекрасно снято при помощи экшен-камеры, прикрепленной к стволу ружья.

Ну, а что касается меня, то что тут сказать. Зайца я видел. Даже двух, но тех, что выскакивали из-под ног других охотников и были ими добыты.

Из рассказа одного из братьев Киш: «Старые самки они ж в основном под деревнями сейчас прячутся. Те охотники, у которых нет ни разумения охотничьего, ни совести, под деревнями и «пасуться». Мы туда никогда не суёмся, мы по честному даем зайцу возможность отсидеться в безопасности. Да и не законно это сейчас, вроде, под деревнями с ружьем шастать?

Ты думаешь,почему здесь зайца много? Да потому что не выбиваем мы его. «Отщипнем» немного здесь, возьмем трошки тут. Мы же всю жизнь здесь охотимся и еще долго собираемся это делать…»

В завершении следующей облавы мы решили обследовать островок из камней и бурьяна, раскинувшегося  среди зеленого поля с озимыми.

Выставили по периметру нескольких стрелков, а вглубь бурьяна выпустили собак. После пятиминутного ожидания, две собаки из трех, вывалив языки, выскочили из островка, всем своим видом показывая, что там ничего нет. Но не тут-то было! Следом за собаками, буквально за нашими спинами, с треском ломая хмызняк, из островка выскочила косуля, а за ней слегка ошалевшая Айка – та самая сука спиноне, что облажалась с зайцем. Впрочем, долго преследовать козу она не стала. А та – мелькая зеркальцем на «корме» пробежала между стрелками и была такова.

Долго ли, коротко ли, а короткий осенний день перевалил за середину и воздух стал сереть, теряя прозрачность. Еще немного и наступят сумерки. Братья Киш рассказывали очередную баку, Александр Зиновьевич Турок привычно хохмил, оператор Константин разминал окоченевшие руки и всему было видно, что охотники уже порядком утомились.

Было добыто уже приличное количество зайцев, но лично ко мне фортуна повернулась своим тылом: зайца на расстоянии выстрела я пока так и не видел.

Решили сделать последнюю облаву в районе песчаного карьера. Мы с собакой двинулись вдоль обрыва, как вдруг я увидел светло-бурое пятнышко на фоне коричневого пожухлого бурьяна. Это был сидевший заяц. Усадив собаку, я стал приближаться к зверьку. Вот до него метров 40. Нужно подойти ближе, я скрываясь за бурьяном но готовый стрелять навскидку, стал приближаться. Проверил кнопку предохранителя – все нормально, она стоит как надо в положении «огонь». До зайца метров 20. Спокойно разгибаю уставшую спину и поднимаюсь, уже заранее вставив приклад в плечо. Ловлю бурое пятнышко в прицел, аккуратно нажимаю на спусковой крючок. А он не жмётся!!! Спусковой крючок не нажимается, мать его! Такое и раньше случалось с этим «шедевром» российской оружейной промышленности под названием ТОЗ 87-06, но не сейчас же! Заяц, увидев меня спокойно повернулся и не торопясь пошлепал к краю карьера. Только его и видели. Что ж, косому сегодня повезло куда больше чем мне. Я, отвернув ствол в сторону, саданул прикладом оземь (таким оригинальным способом расклинивается заклинивший в патроннике патрон) ружье выстрелило вверх салютом, провозгласившим конец этой интересной охоты.

В конце все собрались у машин поговорить, вспомнить, покритиковать, посмеяться и перекусить.
Всего за охоту было добыто 10 зайцев на семерых охотников

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *